Ναταλια Ουγκλεβα (natalik) wrote in spb_auto,
Ναταλια Ουγκλεβα
natalik
spb_auto

Принудительный эксперимент

За эвакуацию неправильно припаркованного на улицах Петербурга автомобиля с 1 июля должен платить городской бюджет. По факту, только спустя 2 месяца деньги начали поступать на счета коммерческих организаций, осуществляющих принудительную транспортировку автомобилей. За эти 2 месяца, по словам директора "Ассоциации спецстоянок" Бориса Вьюшкина, уже эвакуировано на 50 миллионов рублей, до конца года лимит составляет 44 миллиона. Губернатор города просила ГИБДД забирать автомобили с улиц «без фанатизма». Тем не менее, эвакуация производится практически в том же объёме и оказывается она отнюдь не бесплатной для нерадивых автомобилистов, среди которых «посчастливилось» оказаться корреспонденту «Фонтанки».

В центре города утром буднего дня очень сложно найти место для парковки. Практически невозможно. На улице Ломоносова, несмотря на то, что все места, отмеченные специальным знаком «парковочные места» заняты, водители выстраиваются в правом ряду вплоть до Садовой улицы. Знаки «остановка запрещена» здесь есть, но проезду в одну сторону (из-за ремонта арки при повороте с площади Ломоносова улица временно стала односторонней) выстроившиеся автомобили не мешают.

Свою «ласточку» корреспондент «Фонтанки» втиснул между припаркованным «Nissan Quashquai» и «Газелью». Мысль о том, что по возвращении можно ее не увидеть, возникла в тот момент, когда удалось рассмотреть машины, припаркованные на специально отведенном для этого месте — там стояло 5 эвакуаторов, принадлежащих различным организациям. Опасения подтвердились. Спустя час на улице Ломоносова наблюдалась следующая картина: за нетронутыми «BMW» и «Nissan», которые стояли перед автомобилем автора этих строк, выстроились уже совсем другие машины. По телефону диспетчерской «001» сообщили — автомобиль находится в Дегтярном переулке, на штрафстоянке, оформляться надо в управлении ГИБДД, расположенном в доме №37 по улице Маяковского.

В 14.00 возле управления дорожно-постовой службы района можно было наблюдать небольшую группу людей из 4 человек, которые, используя ненормативную лексику, обсуждали пропажу своего автомобиля.

«Можете наверх не подниматься! - посоветовал молодой человек. - Вам сейчас скажут, чтобы дожидались инспектора, который с минуты на минуту подъедет. Я тут уже с 12 часов стою». Однако, вопреки совету (мало ли, может мне другой инспектор нужен?) на второй этаж я поднялся. За дверью одиноко скучал тучный милиционер.

«На улицу! Там под окнами должна машина стоять. Там сидит инспектор, который выписывает протоколы», - сообщил он вошедшему, даже не повернув головы.

На улице в это время водители эвакуированных машин делились впечатлениями о произошедшем. Выяснилось, что сотрудники ГИБДД, арестовывая автомобили, руководствовались определённым принципом: все они были «угнаны» примерно из одного места — с площади Островского и с упомянутой выше улицы Ломоносова. Все 5 машин российского производства и все были припаркованы в период между 11.30 и 11.45. Осталось только дождаться сотрудника ГИБДД, получить на руки постановление, разрешающее выезд со штрафстоянки и квитанцию для оплаты штрафа в 300 рублей.

Сотрудник ГИБДД подъехал к 37-му дому по улице Маяковского около 16.20. Он неспешно поставил машину на стоянку и в приказном порядке выставил всех ожидающих за забор. «В порядке очереди. В машину по одному!» - отдал команду представитель власти. Первому «посетителю», тому самому молодому человеку, который ждал с 12.00, предоставили аудиенцию только спустя полчаса. Еще через 20 минут он вышел с долгожданной бумагой жёлтого цвета, на которой стояла пометка: «разрешён выезд». На вопрос «почему так долго?» парень рассказал душещипательную историю о том, как его и автомобиль пытались «пробить по базе». После того, как сотрудник ГИБДД выяснил, что машина совсем новая, а все документы в порядке, он начал стандартную процедуру проверки — не состоит ли она или водитель на учёте. Почему-то для этой цели использовался мобильный телефон. «Он позвонил куда-то, сказал, что там линия занята. Несколько раз попытался перезвонить и потом сообщил мне, что придётся топать в главный отдел ГИБДД Центрального района, расположенный на набережной канала Грибоедова и получать там справку самому, без этого, он, якобы, не может меня отпустить. Только могу не успеть — там работают до 18.00. Правда, потом подумал и просто расписался там, где надо», - рассказал молодой человек.

После этого в машину патрульно-постовой службы отправился работник железной дороги, «десятку» которого забрали утром от управления ОЖД на площади Островского. Его беседа продлилась минут 15, после чего он в состоянии возбуждения вышел за ворота, разговаривая с женой: «Да! Машина зарегистрирована на тебя и я, оказывается, не могу её забрать самостоятельно. Тебе срочно нужно приехать сюда, иначе машину не отдадут». После этого пояснил собравшимся — рукописная доверенность, по утверждению сотрудников милиции, не является документом, и забрать со спецстоянки свой автомобиль может только владелец. Также стало известно, что надо предъявлять все документы: водительское удостоверение, талон техосмотра, свидетельство о регистрации транспортного средства, полис ОСАГО и доверенность, если таковая имеется; если все эти документы остались в эвакуированном автомобиле, то нужно сходить в Дегтярный и их оттуда забрать. После этого вся очередь направилась в сторону штрафстоянки — вызволять из машины оставленные бумаги.

В Дегтярном, чтобы просто попасть внутрь своего авто, нужно тоже отстоять очередь — пускают по одному.

После возвращения на Маяковского со всеми документами, выяснилось, что у каждого, кто оставил свой автомобиль в неположенном месте, имеются какие-то проблемы с бумагами. Каждого держали в служебной «девятке» по 20-40 минут и каждому что-то разъясняли и стыдили. Практически всем предлагалось прогуляться утром следующего дня (то есть когда начнёт «капать» по 25 рублей за каждый час стоянки) в управление на канале Грибоедова и получить постановление уже там. Быстрее всего отпустили «Ford» солидного мужчины, который неосмотрительно поставил его возле консульства Финляндии.

«Автомобиль не мой, он на фирму оформлен. С доверенностью был порядок — комар носа не подточит. Однако, выяснилось, что у меня должен быть путевой лист с отметкой. Поняв, к чему сотрудники ГИБДД клонят (на тот момент в машине их уже было 2 — прим. авт.), я демонстративно начал набирать телефон сотрудников безопасности компании, в которой работаю, и объяснил людям в форме, что вообще-то в таких случаях они должны общаться с этими людьми. Итог — постановление, полученное за 5 минут», - поведал свою историю сотрудник крупной зарубежной промышленной компании.

После него со словами: «Забрали всё, что в кошельке было!» - вышел угрюмый человек, который не стал вдаваться в подробности.

Около 19.00 дошла очередь и до меня. Прямо, что называется, «с порога» спросили: «Александр Сергеевич, а Сергей Яковлевич - это ваш родственник? Он где живёт?» - и после получения ответа о том, что владелец автомобиля находится в настоящий момент в республике Коми, заявили: «Придётся ему приехать машинку забрать. Вам мы не имеем права возвращать». Всё дело в том, что автомобиль автора этих строк по факту принадлежит его отцу, а управляется в течение нескольких лет он по рукописной доверенности. После этого произошёл следующий диалог:

- То есть забираю я или не забираю, решают на штрафстоянке, правильно я Вас понял?

- На какой штрафстоянке?

- Нет, ну вы только что сказали, что мне её отдадут там!

- Разрешение вы получаете в ГАИ, а не на штрафстоянке! Я вам его ставить не буду! Завтра пойдёте на канал Грибоедова и там поставите, если дадут.

- Почему завтра?

- Потому, что сегодня уже всё закрыто! С 10 утра открываются.

- Ага, плата за стоянку у нас идёт через сутки, правильно я Вас понимаю?

- Да.

После этого милиционер приступил к неспешному заполнению протокола. И уже после того, как подписи на протоколе были поставлены, была вручена квитанция на 300 рублей, сам протокол вместе с копией «задержался». Инспектор начал отчитывать нарушителя за то, что тот ездит по рукописной доверенности, при этом добавляя «красок» из собственной жизни.

- Официально если разбираться... У меня угнали машину в мае месяце. Я её купил, но оформили на маму. Угоняют, я иду с утра подавать заявление в милицию... И как сотрудник милиции, я понимаю, что официально — я никто! Но в итоге, конечно, подали! Мама приехала через 3 дня... И вот через три дня приехали и написали задним числом заявление. И теперь деньги за страховку тоже выплачивают маме, а не мне!

Кстати, сотрудник ГИБДД демонстративно достал мобильный телефон и начал крутить его в руках. Потом разговор пошёл о том, что нужно позвонить кому-то, выяснить, отпустят ли машину и сколько это может стоить... После этого также ненавязчиво выяснил, на какие темы пишет «попавший в его руки» журналист, оживился и спросил: «Статейку можешь мне написать?» и перешёл к рассказу о том, как плохие дороги повлияли на жизнь родственника.

- Ну... (в этот момент на документе появилась надпись о том, что автомобиль со штрафстоянки сотрудники ГИБДД отпустили). Буду ждать статьи. Всё записал? Давай, счастливо! - резюмировал 30-минутное посещение автомобиля сотрудник ГИБДД и выдал документ. После этого всем было объявлено, что смена у милиционеров заканчивается ровно в 20.00 и тех, кто подойдёт позже, можно смело разворачивать.

Через 10 минут в Дегтярном переулке оказалось, что радость от посещения ГИБДД не знает границ. Дело в том, что машину сотрудники штрафстоянки выдать попросту отказались. Сразу же поинтересовались о том, имеется ли доверенность. И начался диалог, до боли знакомый...

В двух словах: сотрудник специализированной стоянки мне сообщил, что не имеет права отдавать машину «кому попало». Потом в очередной раз прочитали лекцию о том, что автомобиль имеет право забрать исключительно его владелец, при этом руководствуясь запиской, висящей на информационном стенде будки охранника стоянки. «Вот у нас здесь написано чёрным по белому - нужен документ, удостоверяющий право владения, а не управления». Короче, история повторилась точь-в-точь. Начали рассказывать о том, что я никто, чтобы без владельца ноги моей здесь не видели и в том же духе.

Стоит отметить, что за ворота никто выкидывать не собирался. Просто откровенно хамили, орали, очередной раз тыкали пальцем в листок формата А4, на котором были распечатаны «законы штрафстоянки на Дегтярном». Потом в грубой форме заявили, чтобы без владельца или нотариально заверенной доверенности не являлся. Стоит отметить, также, что подпись, поставленную мной в протоколе, назвали поддельной, так же как и написанную рядом фамилию. «Это сверху квитанция лежала на протоколе и через копирку пропечаталось!» - безальтернативно заявил охранник. В общем, этот разговор надо было как-то заканчивать. Пошёл ва-банк:

- То есть, машина Вам насовсем остаётся, я правильно понимаю? Я не могу её забрать...

- Вы толкаете нас на должностное преступление...

Стрелки часов в этот момент приближались к 20.00. И выход из положения был найден без «подталкивания должностных лиц к совершению должностного преступления». Воспользовавшись служебным положением, корреспондент «Фонтанки» прибегнул к испытанному методу, известному под названием «звонок наверх». Ещё через 10 минут на улицу вышел сотрудник спецстоянки и с извинениями отпустил автомобиль на свободу.

Кстати, в это время за будкой охранников начался пикник. За столиком собрались водители эвакуаторов, сотрудники ГИБДД (тех, с кем я успел познакомиться, к их чести, среди присутствующих замечено не было) и охранники штрафстоянки. «Бойцы» отмечали окончание рабочего дня — музыка, алкогольные напитки, женщины... В это же время очередь из водителей перед синим забором продолжала расти...

Председатель городского автоклуба «А 24» Денис Шубин прокомментировал ситуацию следующим образом: «С чисто формальной точки зрения сотрудники ГИБДД правы. В законе нигде не прописано, что машину может забрать со штрафстоянки тот, кто имеет право управления автомобилем, то есть если с ней произошло что-то, вроде бы, сделать уже ничего нельзя. Но так трактовать могут только сотрудники, заинтересованные в такой постановке вопроса. От себя скажу, что в этой истории все заинтересованные лица просто привязались к этому пункту и чего-то явно хотят, но просто стесняются спросить...».

P.S. Все те, кто сталкивался с принудительной эвакуацией до 1 июля, почти единогласно утверждают — процесс выдачи машины занимал не больше 2-3 часов, все протоколы выписывались в кабинете, а не за рулём служебного автомобиля и мгновенно. А сотрудники спецстоянок после того, как нарушитель все оплатил, были всегда вежливыми и обходительными. Кстати, и рукописная доверенность считалась документом.

Александр Фролов
Фонтанка.ру
Tags: Беспредел-Происшествия, ГИБДД-Органы власти, Эвакуаторы-Спецтехника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments